Главная   Публикации   Проекты и программы   Образ Урала 
Розанов Олег Васильевич, Первый заместитель председателя Изборского клубаРозанов Олег Васильевич, Первый заместитель председателя Изборского клуба ЗАДАЧИ КЛУБАТыщенко Илья Владимирович председатель Уральского отделения Изборского клубаТыщенко Илья Владимирович председатель Уральского отделения Изборского клуба ТИТУЛЬНЫЕ СОБЫТИЯАвдеев Сергей ВасильевичАвдеев Сергей Васильевич Зданович Геннадий Борисович Легенда АркаимаЗданович Геннадий Борисович Легенда Аркаима ОБЪЕДИНИТЬ ОТЕЧЕСТВЕННУЮ МЫСЛЬКильдяшов Михаил Глава Союза писателей Оренбургской области Глава Оренбургского отделения Изборского клубаКильдяшов Михаил Глава Союза писателей Оренбургской области Глава Оренбургского отделения Изборского клуба ЭКСПЕРТНАЯ ГРУППА ИЗБОРСК-УРАЛСёмин Александр Николаевич     Академик РАН    Сёмин Александр Николаевич     Академик РАН     ИЗБОРСКОЕ ИЗБРАННОЕМагнитов Сергей НиколаевичМагнитов Сергей Николаевич Климина Анастасия ВасильевнаКлимина Анастасия Васильевна Профессор Некрасов Станислав Николаевич Профессор Некрасов Станислав Николаевич Палкин Алексей ГеннадьевичПалкин Алексей Геннадьевич Рыбин Владимир Александрович, Доктор философии, Челябинский ГосуниверситетРыбин Владимир Александрович, Доктор философии, Челябинский Госуниверситет Басов Евгений Андреевич, Кандидат экономических наук, г. ТюменьБасов Евгений Андреевич, Кандидат экономических наук, г. Тюмень Третьяков Анатолий ПетровичТретьяков Анатолий Петрович Большаков Павел Васильевич, движение "За возрождение Урала" журналист, фотохудожникБольшаков Павел Васильевич, движение "За возрождение Урала" журналист, фотохудожник Бурухина Анна ФедоровнаБурухина Анна Федоровна Гущин Александр, эксперт по литературе САНКТ-ПЕТЕРБУРГГущин Александр, эксперт по литературе САНКТ-ПЕТЕРБУРГ Бобырева Тамара СергеевнаБобырева Тамара Сергеевна КОЧНЕВ АЛЕКСЕЙ ВЛАДИМИРОВИЧ продюсер КОЧНЕВ АЛЕКСЕЙ ВЛАДИМИРОВИЧ продюсер Пинчук Александр  Владимирович Пинчук Александр Владимирович Болдырев Андрей ВалентиновичБолдырев Андрей Валентинович Кугаевская Людмила БорисовнаКугаевская Людмила Борисовна Шадрин Андрей ВалерьевичШадрин Андрей Валерьевич ВЕТОШКИН СЕРГЕЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ доктор юридических наук ВЕТОШКИН СЕРГЕЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ доктор юридических наук Богачков Евгений шеф-редактор Литературной России, МоскваБогачков Евгений шеф-редактор Литературной России, Москва Шляхторов Алексей ГеннадьевичШляхторов Алексей Геннадьевич Ознобихин Сергей ФедоровичОзнобихин Сергей Федорович ГЕОРГИЙ ГРИГОРЬЕВ Музей Бажова заведующийГЕОРГИЙ ГРИГОРЬЕВ Музей Бажова заведующий Хлыстикова Антонина Михайловна директор музея С. Щипачёва Хлыстикова Антонина Михайловна директор музея С. Щипачёва Мач Валентин Яковлевич БЕЛОРУССИЯМач Валентин Яковлевич БЕЛОРУССИЯ ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫЕ СЕМИНАРЫ, ИНИЦИАТИВЫ, ПРОЕКТЫКОНФЕРЕНЦИИ КРУГЛЫЕ СТОЛЫЖурнал Изборский клубСТАТЬ ЭКСПЕРТОМ КЛУБАКОНТАКТЫ
Рейтинг@Mail.ru

НАВЕЧНО В СОСНЯТАХ

Печать

Автор: Ознобихин С.Ф. Категория: ИЗБОР Программа продвижения соратников Изборского клуба

эссе

 

Есть старая притча про двух волков.

К деду подошёл внук и спросил:

- Деда, почему у меня в голове то хорошие мысли, то плохие?

- Твои мысли это два волка: один волк – это добро, а другой – зло. И они постоянно бьются между собой.

- А кто же из них победит?

- Тот, которого ты будешь кормить.

Свой первый вздох и крик я не помню совсем. В паспорте написано, что былоэто в городе Артёмовском в начале шестидесятых годов, год одна тысяча девятьсот пятьдесят третий, август, тридцатое число.  Самые первые включения памяти и воспоминания у меня лет с двух-трёх. На время службы отца моего в армии и постройки своего дома в городе, родители отдали меня на проживание и воспитание к бабушке в село Покровское. И вот первое сельское воспоминание. Я стою в маленькой самодельной кроватке с голой попой и поэтому чувствую себя очень неуютно. А в избе несколько незнакомых мужиков сидят за столом и громко разговаривают. Запах хвои и чего-то ещё непонятного. В углу стоит ёлка. Как я сейчас понимаю, эти дядьки пришли из леса с этой самой ёлкой. Какое-то возбуждение в голосах, похожее на праздничное. Далее следует затемнение кадра.

Следующее воспоминание намного ярче. Дед мой – фронтовик, не раз раненый на войне, часто пребывал в госпитале и подолгу. А когда возвращался после лечения в родную деревню, очень любил общаться со мной. Зимой он, бывало, поднимался с большими санями на горку над плотиной на речке Бобровка в той части села, что зовётся Соснята. И катал меня с ветерком с этой горки. Однажды,  на её вершине он усадил меня на сани и я помчался вниз. Разогнался так сильно на кованых санях, что вылетел по мосту к створу плотины, расположенному над водопадом и водоворотом, не замерзающим даже в самые крепкие морозы. И вот он, этот момент, который я всегда могу легко увидеть перед своими глазами – сани поворачивают к краю моста,  медленно съезжают с него и начинают сваливаться вниз, вместе со мной в водопад, в бурлящую ледяную воду. В воспоминаниях этих нет ни малейшего страха, может не было его и тогда, в том  таком далёком и таком манящем меня сегодняшнего детстве. Далее картина гаснет. Провал, как говорят. Но рассказы о случившемся, поведанные мне в юности, помню хорошо…

Дед, видя моё падение в воду, сбежал вниз, полез в воду с берега в валенках и в тулупе. Хорошо, что меня мощным круговоротом водопада отбросило к берегу, не затащив под лёд  течением реки, и я сумел ногами зацепиться за дно и бултыхался в это время уже на мелководье. Там дед захватил меня за одежду, вытащил из воды и доставил в детсад, что находился наверху, на горе, с которой вся эта беда и началась. Дед пробежал потом сгоряча больше километра до нашей деревенской избы и рассказал о случившемся моей бабушке. То ли дед так сбивчиво всё объяснил, то ли бабушка в волнении не поняла, что всё самое страшное уже миновало, неизвестно. Она схватила кочергу, пулей вылетела на улицу и помчалась к речке. Как она потом мне рассказывала, бежала так, что «сердце залехтелось». А за ней дед. Так  и бежали перед недовольно сигналящей грузовой машиной, которую они не пропустили на узкой деревенской улице мимо себя до самой речки. Потом уже через плотину бежали до самого садика, всё с той же кочергой.

А меня за это время добрые нянечки из детсада согрели, растёрли, напоили и накормили. И я самым беспардонным образом тут же начал сочинять и хвастать, что свалившись в бурун, стал под водой ловить рыбу руками. Приходится признать, что хвастливость моя начала проявляться с самого раннего детства. Правда, не повседневно, а лишь эпизодически, во время эмоциональных встрясок и ухабин и некоторых эмоциональных подъёмов.  

И, конечно же, я помню свою первую любовь. Мне не было тогда ещё и шести лет, а моей возлюбленной – соседке было лет восемнадцать. Как она восхитительна в моих воспоминаниях! Я думаю, воспоминания не обманывают меня, она и вправду была хороша. Перед сном я вспоминал её личико, мысленно обнимал и горячо целовал. Я был так наполнен теплотой и нежностью, что у меня текли слёзы по щекам. Разве это не настоящее сильное чувство, если оно свежо в воспоминаниях столько лет! Бабушку мою, милую бабу Шуру я всегда вспоминаю с большой теплотой и благодарностью. Дедушка Максим, израненный фронтовик скоро умер, и бабушка меня воспитывала одна. Мне была предоставлена огромная воля. Я много помогал бабушке по хозяйству, но игры с соседскими ребятами летом и зимой длились допоздна. Зимой мы часто шли на заимки, что расположены за нашими домами и там играли в «войнуху» в ямах и воронках, как нам говорили, от взрывов, оставшихся ещё с времён гражданской войны. Я был намного младше всех в нашей ватаге соседских ребят и в пылу борьбы чаще других оказывался на дне заснеженных ям. Пальто, нижнее бельё, варежки-всё промокало насквозь. Сильно устав, в густой зимней деревенской темноте, где не было ни одной электрической лампочки на улицах в то время, мы с трудом добредали до домов. По пути одежда превращалась в ледяной панцирь.

Хорошо помнится, как пошатываясь от усталости, я добираюсь до наших ворот и стучу в них ледяной рукавицей. Добрая моя бабушка выходит из дому, отворяет ворота и тащит меня в дом, поскольку последние силы как-то сразу резко покидают меня. А затащив в дом, она раздевает меня и ловко забрасывает на тёплые деревенские палати. И я быстро проваливаюсь в глубокий сладкий сон, в котором мне снятся обычные детские дела.

Деревенские ребята болеют не часто. И меня хворь особо не донимала, пока я жил в деревне. Но иногда всё же бывало, что простуда брала своё. Тогда баба Шура топила самую большую на селе русскую печь и, остудив её как надо, засовывала меня туда для прогрева на лопате для больших пирогов, сделанной из цельного дерева. Заслонка закрывалась и мне приходилось сидеть и терпеть. Сидеть было очень трудно. И дело не столько в жаре печи, а в том, что лопата для пирогов небольшая и сидеть на ней «на корточках» ох как неуютно. Пот течёт струями, ноги от усталости ноют и дрожат. А начнёшь заваливаться набок и помогать себе руками, руки по локоть будут в густой саже от стенок печи. Неделю не отмыть их потом. На скромный мой вопрос:

- А, может, хватит?, - бабушка строго отвечала:

- Сиди, сама знаю, сколько надо.-

И вот она, наконец-то, достаёт меня, «как из печи пирога», наливает махонький стакан кипятка, давит туда клюкву, добавляет какие-то капли и заставляет всё это выпить. Потом тепло и плотно укутывает меня одеялами и минуты через три-четыре глаза мои сами собой закрываются, я уже не в силах поднять веки. И снова сон. Лечебный, безмятежный. Без задних ног, как говорят, и без передних тоже. А после пробуждения ни кашля, ни насморка.

Ленин и Партия близнецы-братья, считал Владимир Маяковский. Для меня, тогдашнего шестилетки авторитетами-близнецами были Ленин и Бог. Часто мы с бабушкой проходили мимо сельской  рабочей артели. А там, на здании, (почему-то на улице), висела огромная картина. На ней был изображён Ильич (он же Ленин) с кепкой в руке над морем людей и красных знамён. Смотрелось всё это впечатляюще. Чувствовалась в картинном Ильиче огромная подавляющая сила.

- Кто это, бабушка,- не раз спрашивал я.

- Вождь,- строго и почтительно отвечала она.

Что такое Вождь? Изо всех своих сил я безуспешно пытался понять, что же это такое. И потому снова и снова спрашивал бабушку об этом, пытаясь по её ответу уловить что-то новое для себя. Не сразу ведь, (наверное, лишь к концу своей жизни), дойдёшь до сути  - что это такое - Вождь с кепкой?

Так же почтительно бабушка моя относилась к седому благообразному старцу, изображённому на картине в металлическом окладе, находящейся в красном углу избы.

- Баб, а это кто?-

- Бог,- был ответ,- он всё видит, всё знает и за плохие дела накажет.-

Бабушкино почтение и некоторый страх перед этими авторитетами, безусловно, передались и мне. И я тоже проникся к ним огромным уважением. Но господа Бога я иногда, оставшись один в избе, испытывал на всемогущество. Кулак ему показать боялся, да и не хотел обижать, а просто иногда пытался подразнить. Быстро показав ему язык, я втягивал голову в плечи и, закрыв глаза, тут же ждал какого-нибудь удара или хотя бы затрещины по затылку.

Милостивый Бог жалел меня, несмышлёныша, за это и за множество других прегрешений  до поры до времени не наказывал. Прости меня, Господи, за всё, что я сделал в этой жизни непутёвого вольно или невольно. И на всё пусть будет воля твоя!

Скоро наступила пора больших перемен. Меня отправили в город и в школу. В первый раз в первый класс. И вот первый урок. Такой огромный класс. Все ребята совсем незнакомые. Молодая симпатичная учительница что-то объясняла нам. И вот на её вопрос один из мальчишек ответил очень громко и вызывающе дерзко. И был за это тут же отправлен в угол. Я был просто поражен его смелостью. Как и любой деревенский сорванец, я считал себя тоже довольно смелым пацаном. И вот, на очередной вопрос, обращённый к классу, я выкрикнул ответ изо всех сил, демонстрируя свою смелость. И, конечно же, тоже был отправлен в угол и простоял там до конца урока. А на перемене у меня состоялся разговор с моей учительницей - умницей.

- Как же тебе не стыдно, - сказала она, - я ведь так старалась вам многое  рассказать, а ты…

Опустив голову, я мучился от стыда. И было мне  больно за свой дурацкий поступок перед этой доброй и ослепительно красивой молодой учительницей. С тех пор я вёл себя достойно и уважительно по отношению к учителям и не только к ним. Вот уж, действительно, красота и доброта-это сила!

- Откуда я?-

- Я из моего детства, - так ответил в интервью известный писатель Антуан де Сент-Экзюпери. Он ответил так за всех за нас. Все мы родом из детства. Детство – пора  особая,  начало  всех  начал. Далее он продолжает:

- Мир  воспоминаний  детства, нашего языка и  наших игр всегда будет мне казаться более  реальным, чем  любой  другой. Я не помню ничего более доброго и  мирного, более  дружелюбного, чем маленькая печь в нашей верхней комнате. Ничто и  никогда  так не убеждало меня в полнейшей безопасности мира. Когда я просыпался ночью, она гудела, как шмель и бросала на стены добрые тени. Не знаю почему, но я сравнивал её с преданным пуделем, Эта печка оберегала нас от всех бед. И необъятность мира я впервые ощутил не на самолёте, не посреди моря, а на кровати  в нашей  комнате  во время гриппа. Грипп давал право на безбрежный океан, океан покоя.-

И многим из нас в детстве казалось, что нынешнее сейчас – лишь преддверие, начало такой жизни, где будут всегда царить покой и доброта.

Городская моя жизнь и учёба протекали достаточно интересно, но в село меня тянуло всегда. После пятого класса мне удалось провести в родном селе всё лето. И вот как – то тёплым летним днём после сильного ливня мы поиграли в партизан. Пришлось полазить по деревьям, по заборам, поползать по глубоким грязным лужам. Мы все устали и насквозь промокли. Вернувшись в избу, я переоделся в чистое и улёгся прямо на нагретый солнечным светом пол, покрытый мягким чистым ковриком. Скоро я погрузился в сладостную полудрёму. Прикрыв веки, я, казалось, видел сквозь стены соседние поля и луга, синее небо над собой, слышал пение птиц. Сердце билось ровно, легко и радостно, приятное тепло пульсировало по всему телу. Над землёй до самого горизонта, казалось, плыла нежная, еле слышная музыка. Время как будто остановилось. Ни до, ни после этого момента, я не испытывал такого блаженства и покоя. И сейчас я не очень-то уверен, что жил по-настоящему полно после того, как прошло детство.

ШКОЛА ДУХАТАНКИ ПОБЕДЫМЕТАЛЛ ОТЕЧЕСТВА программаПРОМЫШЛЕННЫЙ КОДЕКС Законодательная программаЗАКОН О ПРОТЕКЦИОНИЗМЕ       Г Е Р О Й        Социально-законодательная программа КРЫЛЬЯ РОДИНЫ программаДАНИИЛ ЩЕНЯ  мемориальная  программаДАНИИЛ ЩЕНЯ мемориальная программа Мемориальная программа ПосошковЦЕРЕМОНИАЛЬНЫЙ КОДЕКСМеморильная  Программа  Генерал Калитин    БОГОМЯКОВ     программа    БОГОМЯКОВ     программа ОПОРА РОССИИИЗБОР Программа  продвижения писателей  Изборского клубаБ А Ж О В научная программаБ А Ж О В научная программа Закон об образованииДЕЛАЙ КАК Я Программа социальных проектовДЕЛАЙ КАК Я  фотоУРАЛЬСКИЙ ПРОМАРТ Коллекционная программа Галереи ПеревозчиковаУРАЛЬСКИЙ ПРОМАРТ фотоЗАКОН О МЕЦЕНАТСТВЕ Дискуссионно-законодательная программаКУЗНЕЦОВ мемориальная программаЗАКОН ОБ ЭСТЕТИЧЕСКОМ ПРОИЗВОДСТВЕСУФИЙСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯУРАЛЬСКАЯ КИНОСТУДИЯ ГЕРАСИМОВА        проект       УРАЛЬСКАЯ КИНОСТУДИЯ ГЕРАСИМОВА       проект       ОТЕЧЕСТВЕННАЯ РЕЙТИНГОВАЯ СИСТЕМА научно-практическая программаЗАКОН О ЛОББИЗМЕ Дискуссионно-законодательная программаПЕНИТЕНЦИАРНЫЙ КОДЕКС ФЕДЕРАЛЬНАЯ ПОЛИТИЧЕСКАЯ КОРПОРАЦИЯ проектМУНИЦИПАЛЬНЫЙ КОДЕКС      программа     ИНСТИТУТ ГОРОДА программаДИНАСТИЧЕСКИЙ КОДЕКСМультвоспитание программаЮВЕНАЛЬНЫЕ ДИСКУССИИ И СЕМЕЙНЫЙ КОДЕКС РФАРКАИМ программаСТРУКТУРИРОВАНИЕ ХАРТЛЕНДА


НЕДРЕМЛЮЩАЯ ИСТОРИЯ
Пороги

ОПОРНЫЙ КРАЙ

УРАЛЬСКАЯ ЗЕМЛЯ
И ЕЁ ЛЮДИ
АКАДЕМИК КОСТИНА

УРАЛ ПАМЯТНЫЙ
ГАНИНА ЯМА
ГАНИНА ЯМА

ЦВЕТА СВЕТА

ЗНАКИ ДЕРЖАВЫ
Москва-Сити

Мир глазами уральских художников

ЭЛИТА УРАЛА
Мнир Тугушев

В МИРЕ ИСКУССТВА