Главная   Публикации   Проекты и программы   Образ Урала 
Розанов Олег Васильевич, Первый заместитель председателя Изборского клубаРозанов Олег Васильевич, Первый заместитель председателя Изборского клуба ЗАДАЧИ КЛУБАТыщенко Илья Владимирович председатель Уральского отделения Изборского клубаТыщенко Илья Владимирович председатель Уральского отделения Изборского клуба ТИТУЛЬНЫЕ СОБЫТИЯАвдеев Сергей ВасильевичАвдеев Сергей Васильевич Зданович Геннадий Борисович Легенда АркаимаЗданович Геннадий Борисович Легенда Аркаима ОБЪЕДИНИТЬ ОТЕЧЕСТВЕННУЮ МЫСЛЬКильдяшов Михаил Глава Союза писателей Оренбургской области Глава Оренбургского отделения Изборского клубаКильдяшов Михаил Глава Союза писателей Оренбургской области Глава Оренбургского отделения Изборского клуба ЭКСПЕРТНАЯ ГРУППА ИЗБОРСК-УРАЛСёмин Александр Николаевич     Академик РАН    Сёмин Александр Николаевич     Академик РАН     ИЗБОРСКОЕ ИЗБРАННОЕМагнитов Сергей НиколаевичМагнитов Сергей Николаевич Климина Анастасия ВасильевнаКлимина Анастасия Васильевна Профессор Некрасов Станислав Николаевич Профессор Некрасов Станислав Николаевич Палкин Алексей ГеннадьевичПалкин Алексей Геннадьевич Рыбин Владимир Александрович, Доктор философии, Челябинский ГосуниверситетРыбин Владимир Александрович, Доктор философии, Челябинский Госуниверситет Басов Евгений Андреевич, Кандидат экономических наук, г. ТюменьБасов Евгений Андреевич, Кандидат экономических наук, г. Тюмень Третьяков Анатолий ПетровичТретьяков Анатолий Петрович Большаков Павел Васильевич, движение "За возрождение Урала" журналист, фотохудожникБольшаков Павел Васильевич, движение "За возрождение Урала" журналист, фотохудожник Бурухина Анна ФедоровнаБурухина Анна Федоровна Гущин Александр, эксперт по литературе САНКТ-ПЕТЕРБУРГГущин Александр, эксперт по литературе САНКТ-ПЕТЕРБУРГ Бобырева Тамара СергеевнаБобырева Тамара Сергеевна Пинчук Александр  Владимирович Пинчук Александр Владимирович Болдырев Андрей ВалентиновичБолдырев Андрей Валентинович Кугаевская Людмила БорисовнаКугаевская Людмила Борисовна Шадрин Андрей ВалерьевичШадрин Андрей Валерьевич Богачков Евгений шеф-редактор Литературной России, МоскваБогачков Евгений шеф-редактор Литературной России, Москва Шляхторов Алексей ГеннадьевичШляхторов Алексей Геннадьевич Ознобихин Сергей ФедоровичОзнобихин Сергей Федорович ГЕОРГИЙ ГРИГОРЬЕВ Музей Бажова заведующийГЕОРГИЙ ГРИГОРЬЕВ Музей Бажова заведующий Хлыстикова Антонина Михайловна директор музея С. Щипачёва Хлыстикова Антонина Михайловна директор музея С. Щипачёва ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫЕ СЕМИНАРЫ, ИНИЦИАТИВЫ, ПРОЕКТЫКОНФЕРЕНЦИИ КРУГЛЫЕ СТОЛЫЖурнал Изборский клубСТАТЬ ЭКСПЕРТОМ КЛУБАКОНТАКТЫ
Рейтинг@Mail.ru

ИМПЕРСКАЯ ПЕСНЬ КАМНЕТЁСА

Печать

Автор: Михаил Кильдяшов Категория: ИЗБОР Программа продвижения соратников Изборского клуба

(о «Наскальной книге» Александра Проханова)
 
Чудо-шедевры тем лучше,
Чем жёстче материал.
Теофиль Готье
Есть что-то легковесное в современном компьютерном наборе текста, будто слово, появившееся в результате виртуозной пробежки пальцев по клавишам, стало каким-то опустошенным, прозрачным, бесформенным. Будто оно утратило волшебный шепот соприкосновения пера с бумагой, утратило тишину аллей, безмолвие звездных ночей, дыхание набегающей морской волны, при которых создавались лучшие русские слова о жизни и смерти, о вечном и временном, о радости и печали. Будто нынешнее слово лишилось Божьего благословения, перестало быть Альфой и Омегой, потеряло корневую основу, роднящую земной язык с языком ангелов.
И теперь мы поворачиваем бытийное колесо вспять, в поисках «жесткого материала» возвращаемся в суровый каменный век, дабы обрести век золотой. Берем молот и зубило и выкалываем свои письмена на скале. Каждая буква требует немалых усилий, отточенности движений, слово рождается ударом, становится весомым, мысль уплотняется – и так появляется «Наскальная книга».
В этой поэтической книге Александра Проханова, как в калейдоскопе, сошлись пятнадцать томов прозы, словно неведомый библиотекарь расставил их в сакральном порядке на книжную полку автора. «Наскальная книга» родилась в результате тектонических движений истории, вселенских взрывов, способных «горы переставлять»:

В горе взорвали ядерный заряд —
Гора, подпрыгнув, пала на колени.
Мне чудилось, что камни говорят,
Вокруг рыдают Божия творенья.

И сбылось пророчество о том, что «камни возопиют», и понял камнетес, пришло «время собирать камни», говорить с ними, слушать их, слагать свою «резную летопись» из обломков великой скалы, выкладывать из них дома и очаги, мостить ими новые дороги.  Подобно Микеланджело, увидевшему в бесформенной гранитной глыбе фигуру Давида, автор «Наскальной книги» отсекает от жизни все лишнее – клевету и небылицы, чтобы явить истину:

Я, до костей истертыми руками,
Страшась, чтоб не накрыл меня поток,
Свои стихи выкалывал на камне.
Мне ангел подносил воды глоток.
 
Библиотекам суждено сожженье.
Пергамент, шелк — им надлежит истлеть.
Картины жизни, прожитой в сраженьях,
Я должен был навек запечатлеть.

И ответили камни, вздохнули, пробудились, поведали все, что было и будет, ожили.  Из камней земных превратились в «камни небесные», понесли благую весть, ведь «Божий Дух, где хочет, там и дышит». Оттого камни, горючие и горячие, способны воскрешать: «Накрытые горячими камнями, В могилах испарялись мертвецы». Граница между живым и неживым смещается, дух проникает в мертвое дерево и холодный металл:

У автомата ложе из березы,
Коричневый березовый приклад.
Вдруг из приклада выступили слезы,
И стал зеленой веткой автомат.

Жизнь и смерть встали рядом, пошли рука об руку: «Нам из Союза привезли гробы С медовым запахом распиленного леса», но человек оказался нетленен, его «душа из бересты, А разум из сверхплотного титана». Ангелы-хранители даровали ему в духовной брани спасительные доспехи и донесли до его слуха сокровенные «Слова любви к младенцам и цветам».
И когда одновременно вопиют камни и поют ангелы, рождаются великие эпосы, вскармливающие цивилизацию и сплачивающие Империю, будь то «Эпос о Гильгамеше» или «Одиссея», «Старшая Эдда» или «Слово о полку Игореве». Потому «Наскальная книга» Проханова – это огромная эпическая фреска, где живет дух Каповой пещеры, проступает витальный звериный стиль сарматских золотых украшений. Через эту фреску к нам приходит шум моря, когда-то бушевавшего там, где теперь уральские степи.
Камнетес не делает из своей наскальной фрески автопортрета, он говорит от имени всех и за всех, становится легендарным Вещим Бояном, таинственным Гомером, фантазийным Оссианом, «певцом во стане русских воинов», «соловьем Генштаба», последним летописцем и знаменосцем Империи. В его песнях «Как воплощенье сказок и утопий, Вставали голубые города». И то ли плачем, то ли гимном, то ли молитвой разносится по русской земле:

Родина моя, трава измятая.
Боль — из сердца пуля не изъятая.
Автомат для боя снаряжу,
Вместо пули сердце заряжу.

Но летит навстречу сердцу та пуля окаянная, что из эпохи в эпоху, из века в век настигает отца под Сталинградом, а сына под Кабулом: «Та пуля, что в Ермолова летела, Под Учмартаном ранила меня».
Но наступает время, и камень в руках камнетеса становится хрупок, каменные таблички превращаются в тонкую бумагу, отчего «Империя сворачивается в свиток». Ее краеугольный камень подтачивают те, кто «жнет, где не сеял», ее райские сады вырубают и выкорчевывают те, кто никогда их не возделывал:

Когда я молод был, я насадил мой лес,
Чтоб стариком дремать под синим дубом.
Пришел, когда угас огонь моих небес.
В лесу звенели пилы лесорубов.

Если раньше в русском лесу каждое дерево было древом познания, то теперь пришла пора насаждать осины:

Когда кругом врагов чужая речь,
Когда в Кремле витийствует Иуда,
Я вновь точу мой затупленный меч
И уповаю на святое Чудо.

И эта вера в русское чудо вновь и вновь дает силы «зажечь над пропастью маяк», и под его сияние продолжать «писать славянской вязью: “Да светится в веках моя Империя!”». И каждый камень в ее основании будет драгоценным.


НЕДРЕМЛЮЩАЯ ИСТОРИЯ
Пороги

ОПОРНЫЙ КРАЙ

УРАЛЬСКАЯ ЗЕМЛЯ
И ЕЁ ЛЮДИ

УРАЛ ПАМЯТНЫЙ
ГАНИНА ЯМА
ГАНИНА ЯМА

ЦВЕТА СВЕТА

ЗНАКИ ДЕРЖАВЫ
Москва-Сити

Мир глазами уральских художников