Главная   Публикации   Проекты и программы   Образ Урала 
Розанов Олег Васильевич, Первый заместитель председателя Изборского клубаРозанов Олег Васильевич, Первый заместитель председателя Изборского клуба ЗАДАЧИ КЛУБАТыщенко Илья Владимирович председатель Уральского отделения Изборского клубаТыщенко Илья Владимирович председатель Уральского отделения Изборского клуба ТИТУЛЬНЫЕ СОБЫТИЯАвдеев Сергей ВасильевичАвдеев Сергей Васильевич Зданович Геннадий Борисович Легенда АркаимаЗданович Геннадий Борисович Легенда Аркаима ОБЪЕДИНИТЬ ОТЕЧЕСТВЕННУЮ МЫСЛЬКильдяшов Михаил Глава Союза писателей Оренбургской области Глава Оренбургского отделения Изборского клубаКильдяшов Михаил Глава Союза писателей Оренбургской области Глава Оренбургского отделения Изборского клуба ЭКСПЕРТНАЯ ГРУППА ИЗБОРСК-УРАЛСёмин Александр Николаевич     Академик РАН    Сёмин Александр Николаевич     Академик РАН     ИЗБОРСКОЕ ИЗБРАННОЕМагнитов Сергей НиколаевичМагнитов Сергей Николаевич Литвинов Владимир ГеоргиевичЛитвинов Владимир Георгиевич Постовалов Лев АркадьевичПостовалов Лев Аркадьевич Профессор Некрасов Станислав Николаевич Профессор Некрасов Станислав Николаевич Палкин Алексей ГеннадьевичПалкин Алексей Геннадьевич Рыбин Владимир Александрович, Доктор философии, Челябинский ГосуниверситетРыбин Владимир Александрович, Доктор философии, Челябинский Госуниверситет Басов Евгений Андреевич, Кандидат экономических наук, г. ТюменьБасов Евгений Андреевич, Кандидат экономических наук, г. Тюмень Третьяков Анатолий ПетровичТретьяков Анатолий Петрович Большаков Павел Васильевич, движение "За возрождение Урала" журналист, фотохудожникБольшаков Павел Васильевич, движение "За возрождение Урала" журналист, фотохудожник Бурухина Анна ФедоровнаБурухина Анна Федоровна Гущин Александр, эксперт по литературе САНКТ-ПЕТЕРБУРГГущин Александр, эксперт по литературе САНКТ-ПЕТЕРБУРГ Бобырева Тамара СергеевнаБобырева Тамара Сергеевна КОЧНЕВ АЛЕКСЕЙ ВЛАДИМИРОВИЧ продюсер КОЧНЕВ АЛЕКСЕЙ ВЛАДИМИРОВИЧ продюсер Пинчук Александр  Владимирович Пинчук Александр Владимирович Болдырев Андрей ВалентиновичБолдырев Андрей Валентинович Кугаевская Людмила БорисовнаКугаевская Людмила Борисовна Шадрин Андрей ВалерьевичШадрин Андрей Валерьевич ВЕТОШКИН СЕРГЕЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ доктор юридических наук ВЕТОШКИН СЕРГЕЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ доктор юридических наук РОГОЗИН-РАЗБОЙНИКОВ Уральский художник, ученыйРОГОЗИН-РАЗБОЙНИКОВ Уральский художник, ученый Шляхторов Алексей ГеннадьевичШляхторов Алексей Геннадьевич Ознобихин Сергей ФедоровичОзнобихин Сергей Федорович ГЕОРГИЙ ГРИГОРЬЕВ Музей Бажова заведующийГЕОРГИЙ ГРИГОРЬЕВ Музей Бажова заведующий Хлыстикова Антонина Михайловна директор музея С. Щипачёва Хлыстикова Антонина Михайловна директор музея С. Щипачёва Мач Валентин Яковлевич БЕЛОРУССИЯМач Валентин Яковлевич БЕЛОРУССИЯ ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫЕ СЕМИНАРЫ, ИНИЦИАТИВЫ, ПРОЕКТЫКОНФЕРЕНЦИИ КРУГЛЫЕ СТОЛЫЖурнал Изборский клубСТАТЬ ЭКСПЕРТОМ КЛУБАКОНТАКТЫ
Рейтинг@Mail.ru

АШХАБАДСКОЕ ЗЕМЛЕТРЯСЕНИЕ

Печать

Автор: Большаков П.В, Категория: Большаков Павел Васильевич

С 1995 года дата 6 октября отмечается в Туркменистане как День памяти.

Считается одним из самых разрушительных землетрясений в истории человечества. Интенсивность сотрясений в эпицентральной области достигала 9—10 баллов по шкале MSK-64.

 

После образования в 1881 году численность города непрерывно росла: 1881 год — 1200 человек; 1891 — 17183; 1903 — 36286; 1915 — 45000; 1939 — 126000 человек. Причем, быстрый рост численности в 1920-30-х годах связан с тем, что Ашхабад (Полторацк) стал административным центром образованной в 1924 году Туркменской советской республики. На начало 1948 года гражданское население города без пригорода составило 115673 человек, а к середине года около 117 тысяч или с военнослужащими 132 тысячи человек.

 

Ашхабадское землетрясение 1948 года: Хроника катастрофы

В ЦК компартии Туркменистана по тогдашней моде шло ночное совещание. Оно было посвящено проблемам Кара-Богаза, на нем присутствовали многие специалисты и партийные работники. Они не знали, что это спасет им жизнь...

 В 1 час 14 минут 1 секунду 6 октября 1948 года началось то, что ашхабадцы приняли сначала за третью мировую войну и атомную бомбардировку.

Уже на второй день после землетрясения, 7 октября, из Ашхабада было эвакуировано более 1290 тяжелораненых, а на третий - 2014 человек. За короткое время из столицы республики в другие города отправлено было воздушным транспортом более 6 тыс. тяжелораненых, главным образом в Баку и Ташкент. Летному составу пришлось работать круглосуточно. Расстояние от Ашхабада до Баку составляет 775 километров. Для полета туда и обратно - без учета разгрузки, погрузки и заправки - требовалось 7 часов. Вывозить раненых было трудно еще и потому, что подавляющее число их находилось в тяжелом состоянии. Погрузка их в самолеты требовала осторожности и большого количества персонала. К тому же транспортные самолеты не были приспособлены для санитарных нужд. Приходилось на ходу переоборудовать их для перевозки людей: снимать кресла, стелить матрацы, делать все, чтобы создать для раненых удобства. Одновременно с эвакуацией тяжелораненых и детей происходила доставка в Ашхабад медицинских и других работников, лекарств, продуктов питания, воды и прочих срочных грузов. С 6 по 12 октября в Ашхабад прибыло 1 265 медработников, более 700 специалистов союзных министерств и ведомств, было доставлено около 424 т грузов, в том числе 49 т медикаментов, 248 т продовольствия.

В наиболее трудные для ашхабадцев дни авиация была единственным и самым оперативным видом транспорта, связывавшим туркменскую столицу с другими городами страны. Самолеты доставляли самые различные грузы. Так, одним из рейсов из Москвы сюда вылетели четыре самолета ГВФ, имея на борту 37 пассажиров, 700 кг крови для переливания, 1 600 кг продовольствия и др., а 9 октября утром в Ашхабад прилетели 6 транспортных самолетов "Ли-2", имея на борту 9 тыс. кг шоколада. За минимально короткий срок летчики доставили в Ашхабад более 4 тыс. палаток из разных городов страны. С 6 по 12 октября на 20 самолетах Министерством связи СССР были доставлены в Ашхабад необходимое оборудование, аппаратура, имущество. В город прибыли крупные специалисты из Москвы во главе с заместителем министра связи СССР А. А. Конюховым, оказавшие помощь связистам Туркмении. Многие ашхабадцы обязаны летчикам своей жизнью. Жители туркменской столицы и окрестных сел навсегда сохранили в своих сердцах благодарность летчикам транспортных самолетов военной и гражданской авиации, пришедшим первыми им на помощь в трагические дни осени 1948 года. Весь ленный состав на протяжении пяти суток работал безостановочно и почти бессменно, понимая всю важность порученного дела. Воздушная операция была проведена без единого летного происшествия.

Огромную помощь ашхабадцам оказали воины Советской Армии. Солдаты, сержанты и офицеры, пренебрегая опасностью, самоотверженно спасали людей, откапывали их из-под развалин, доставляли в медицинские пункты и эвакуировали пострадавших. Парни в защитных гимнастерках спасли много жизней. Многие туркменки и ныне называют своих сыновей русскими именами в знак глубокой благодарности и признания их мужества и самоотверженности. "Своей заботой, - говорил Ш. Батыров на встрече с избирателями Андреевского избирательного округа гор. Ашхабада в июне 1949 г., - по ликвидации последствий землетрясения наши солдаты и офицеры еще раз показали кровную связь Советской Армии с народом. Они заслужили глубокую благодарность и любовь всего населения города".

В то октябрьское утро, когда москвичи узнали о случившемся, они большими группами стали приходить на донорские пункты и предлагать свою кровь. Работа донорских пунктов столицы не прекращалась даже ночью. Станция переливания крови при Боткинской больнице немедленно доставила на Внуковский аэродром весь находившийся у нее запас крови для отправки в Ашхабад. В последующие дни кровь и плазма из Москвы отправлялись самолетами по нескольку раз в день. Как и москвичи, сдавали свою кровь ленинградцы. Днем и вечером 6 октября на Центральной станции переливания крови стояли тысячи людей, предлагая кровь для раненых. Доноров было так много, что институты переливания крови получили возможность отобрать для отправки в Туркмению достаточное количество крови разных групп, и это значительно ускорило помощь пострадавшим. Так же было в Ташкенте, Фрунзе, Алма-Ате, Баку и других городах.

 

 

С первых же дней землетрясения из Москвы в Ашхабад на самолетах были отправлены большие партии чая, какао, яичного порошка, сухого молока и других высокопитательных продуктов, 260 тыс. бутылок лечебной минеральной воды. Московские артели срочно отгрузили в Ашхабад 10 тыс. м фитиля для керосиновых ламп. Промысловые союзы и артели Москвы изготовили на 1 млн. руб. осветительной арматуры, 10 тыс. лопат, 10 тыс. кроватей и многое другое. Это было очень важно для ашхабадцев. Ведь ночью все спасательные работы, в том числе медицинские операции, велись при свете костров, а население голыми руками откапывало своих родных и близких. Ленинградские обувные фабрики отправили в туркменскую столицу 7 вагонов обуви; завод "Красный треугольник" послал около 19 тыс. пар галош, механический завод "Главхлеба" - 4 усовершенствованные тестомесилки, 25 вагонеток для готового хлеба и другое оборудование. Готовилось к отправке также несколько механизированных хлебопекарных печей мощностью в 15 - 18 т хлеба в сутки.

 

 

Трудящиеся Красноярского края из местных ресурсов, полученных в результате перевыполнения плана лесозаготовок предыдущего сезона, отгрузили в Ашхабад 40 вагонов круглого леса. Бюро крайкома ВКП(б) и исполком Красноярского крайсовета приняли, кроме того, решение заготовить для Ашхабада 20 тыс. кбм леса в Уярском районе. Из Астрахани в Красноводский порт прибыло 5 тыс. кбм леса для восстановления туркменской столицы. С грузами для трудящихся Ашхабада в Красноводск непрерывно отправлялись различные суда. Коллектив одного из заводов отгрузил ашхабадцам вагон картофеля. В телеграмме, адресованной секретарю Ашхабадского горкома партии, директор завода, парторг и председатель завкома от имени заводского коллектива писали: "Просим принять наш скромный вклад в дело оказания помощи гражданам Ашхабада, пострадавшим от землетрясения". Через три дня после землетрясения трудящиеся города Ленина отгрузили из лесного порта в Ашхабад 200 вагонов со стандартными домами, а затем - еще 100 вагонов. Москва направила в Ашхабад 350 стандартных домов. Вместе с ними прибыли шифер, различное санитарно-техническое оборудование, скобяные изделия, 50 вагонов оконного стекла. Рабочие Горьковского автомобильного завода отправили для туркменской столицы 100 грузовых и легковых автомашин, трудящиеся Ярославля - 44 вагона мебели, 14 вагонов картофеля, десятки вагонов с фанерой, деталями для стандартных домов и разнообразные инструменты. Центральные области России отгрузили в Ашхабад 348 платформ с автомобилями, 110 вагонов стекла, 29 вагонов с кипятильниками, холодильниками, примусами, посудой. Только за один день Московско- Киевская железная дорога отправила в Туркмению 360 вагонов со стандартными домами. За неделю железнодорожники Центра отгрузили и отправили для туркменской столицы 1 230 вагонов груза. Железнодорожники страны открыли "зеленую улицу" для Ашхабада. Работники Московско-Киевской, Калининской и Тамбовской железных дорог выделили для ашхабадских железнодорожников 35 сборных стандартных домов. МПС СССР послало им вагон зимней одежды и обуви. Почтовые работники Москвы, узнав о стихийном бедствии, стали отправлять всю корреспонденцию, бандероли и посылки для трудящихся Ашхабада только самолетами. От различных общественных организаций в адрес Совета Министров Туркменской ССР поступило более 236 тыс. руб., в том числе от ЦК Красного Креста Украинской ССР - 100 тыс. руб., от общества Красного Креста. Кировоградской области - 10 тыс. рублей. Исполком союза обществ Красного Креста и Красного Полумесяца выделил ашхабадцам свыше 500 тыс. руб., Президиум ЦК Красного Креста Белоруссии - 100 тыс. рублей. Чтобы помочь наладить работу профсоюзных организаций Ашхабада, в туркменскую столицу прибыла бригада ответственных работников ВЦСПС. ВЦСПС выделил около 2 млн. руб. пострадавшим от землетрясения и 2,1 млн. руб. - на организацию лечения в домах отдыха Туркменской ССР. Ашхабадцам было предоставлено на 2 млн. руб. путевок в центральные санатории страны. Получили возможность выехать в пионерский лагерь "Артек" ашхабадские ребята по бесплатным путевкам. ВЦСПС помог туркменской столице восстановить детские и культурно-просветительные учреждения. Для восстановления работы аппарата профсоюзных организаций были выделены четырехместные палатки, строительные материалы, рабочая сила и денежные средства.

Уже в октябре 1948 г. стали широко осуществляться мероприятия, положившие начало периоду подготовки к широким и планомерным работам по ликвидации последствий землетрясения. Сразу были четко определены задачи восстановления Ашхабада. Министерства текстильной, легкой, пищевой, вкусовой, мясной и молочной промышленности, промышленности строительных материалов, путей сообщения СССР совместно с ЦК Компартии Туркменистана и Советом Министров республики в недельный срок разработали и представили план мероприятий по восстановлению промышленных предприятий Ашхабада, предусмотрев быстрый ремонт и реконструкцию оборудования и промышленных зданий, размещение кадров рабочих и инженерно-технических работников. Руководство этими работами было возложено на заместителей министров - текстильной промышленности СССР С. Д. Родичева, легкой промышленности СССР Д. Г. Костенко, вкусовой промышленности СССР П. В. Андреасяна и промышленности строительных материалов СССР Д. П. Басилова. Для проведения дальнейших спасательных и неотложных аварийно-восстановительных работ срочно перебросили в район Ашхабада 3 аэродромостроительные части, а также военных строителей, оснастив их строительными механизмами, автотранспортом и прочей техникой.

Советское правительство обязало АН СССР провести научный анализ и представить сейсмологическую характеристику землетрясения с тем, чтобы выводы Академии можно было использовать при разработке новых норм строительства в Ашхабаде, обеспечивающих сейсмостойкость сооружений. Президиум АН СССР направил в Ашхабад комиссию в составе сейсмологов, геологов, инженеров-антисейсмиков - сотрудников Геофизического института АН СССР. В обследовании последствий ашхабадского землетрясения приняли участие также экспедиции и бригады различных научно-исследовательских учреждений министерств геологии, строительства предприятий тяжелой индустрии, Академии архитектуры, других министерств и ведомств СССР.

 

14 октября в Ашхабаде состоялось заседание бюро ЦК Компартии Туркменистана, на котором председатель Союзной правительственной комиссии СССР подчеркнул, что Ашхабад и его промышленность должны быть восстановлены; таково твердое решение Советского правительства. Об этом приходилось говорить потому, что республиканские органы намеревались тогда перенести столицу республики в Чарджоу, а областные организации - в Красноводок. Некоторые ответственные работники ссылались на экономическую нецелесообразность восстановления столицы. "Ашхабад настолько разрушен, что восстанавливать его бесполезно", - считали они. Была и иная аргументация: небольшие подземные толчки продолжались в Ашхабаде и после 6 октября. Поэтому отдельные жители не хотели строить даже временные жилища, полагая, что те все равно рухнут. Местные партийные и советские органы столкнулись с весьма серьезным психологическим явлением. Большие разрушения, огромные человеческие жертвы, отсутствие жилищ - все это породило у многих ашхабадцев желание побыстрее покинуть город. Это могло повлечь за собой панику, сорвать спасательные и восстановительные работы, дезорганизовать работу транспорта, и без того сильно загруженного.

На одном из заседаний Совета Министров СССР в октябре 1948 г. тогдашнего председателя Совета Министров Туркменистана Г. Б. Бабаева спросили (вопросы задавал И. В. Сталин): "Где у Вас находятся ЦК Компартии и Совет Министров республики?" - "В Ашхабаде". - "Мы знаем, что в Ашхабаде. А на какой улице?". Когда Бабаев назвал точный адрес этих учреждений, ему сказали: "Туркменский народ проложил в своем сердце дорогу к своему правительству и ЦК Компартии. И, что бы ни случилось, люди пойдут туда, где были ЦК и Совет Министров республики. Поэтому необходимо возводить прочные здания для ЦК партии и правительства республики на прежнем месте".

Оперативные меры, принятые Коммунистической партией и Советским правительством, своевременная медицинская помощь, оказанная населению, вывоз тяжелораненых, а также детей и больных помогли успокоить население. В адрес ЦК Компартии Туркменистана, Совета Министров республики, Ашхабадского обкома и горкома партии, облисполкома и горисполкома поступали потоком телеграммы, письма, заявления из братских республик, от различных коллективов, советских граждан, в которых выражалась готовность прийти на помощь. В телеграмме ЦК Компартии Узбекистана говорилось: "От всей души разделяем ваше горе в связи с постигшим несчастьем ашхабадцев. У нас в республике создана правительственная комиссия по оказанию вам помощи. О том, какие меры нами приняты, вам расскажет тов. Курбаткин (генерал-лейтенант, помощник командующего войсками ТуркВО. - К. К.). Просим, не стесняясь, передать нам, какая еще помощь требуется от нас дополнительно. Все, что в наших силах, будет непременно сделано. Все ресурсы, которыми мы располагаем, будут предоставлены в ваше распоряжение по первому требованию".

Всенародная помощь Туркменской республике выразилась в самых различных формах: добровольная сдача крови через сеть донорских пунктов, внеочередное и быстрое выполнение заказов, подготовка лечебных пунктов для приема пострадавших, сбор денежных средств и предметов домашнего обихода и т. д. Советские люди принимали личное участие в оказании помощи Ашхабаду. "Секретарю ЦК КП(б) Туркменистана! Вернувшись из длительной командировки, узнал сегодня о постигшем вас несчастье. Как солдат... готов отдать два месяца отпуска и опыт по строительно-монтажным работам на восстановление гор. Ашхабада, а если надо, остаться до окончания работ... Готов по вашему вызову немедленно прибыть в г. Ашхабад для работы вместе с 15 - 20 специалистами. Героический привет туркменскому народу. Н. Н. Илиевский". "Предлагаю свои услуги, - писал другой патриот, тов. Демидов из гор. Фрунзе. - Я себе отдаю полный отчет в тех трудностях, а подчас и лишениях, с которыми придется столкнуться на работе по восстановлению гор. Ашхабада". Такие письма и заявления поступали со всех концов страны. Всего их пришло более 50 тысяч .

Помощь Ашхабаду спешили оказать каждая республика, каждая область, каждый город и район нашей великой страны. Партийные организации возглавили патриотическое движение масс, вызванное чувствами братской солидарности. Но прежде всего и больше всего помогали Ашхабаду народы Российской Федерации, в первую очередь москвичи - представители московских предприятий и учреждений, союзных министерств и ведомств, учебных заведений. Это они оказали помощь ашхабадцам буквально во всех работах по ликвидации последствий катастрофы. В Ашхабаде работали тогда, в частности, главный хирург Советской Армии генерал-лейтенант медицинской службы Н. Н. Еланский, известный ученый, ныне директор Института хирургии имени профессора А. В. Вишневского А. А. Вишневский, заместитель министра мясной и молочной промышленности СССР В. Я. Кокорев, крупные ученые В. Ф. Бончковский, С. В. Медведев, Г. П. Горшков и многие другие.

Трудящиеся Узбекистана, Азербайджана и других союзных республик в минимально короткий срок подготовили госпитальную базу для размещения раненых ашхабадцев. Для них отводились лучшие больницы, санатории, дома отдыха Ташкента, Баку, Самарканда, Бухары и других городов. На аэродромах и железнодорожных станциях были организованы круглосуточные дежурства медицинского персонала и санитарных машин для приема и перевозки людей. Для ухода за ранеными был усилен штат больниц, производилась четкая регистрация больных, что позволило быстро выдавать соответствующие справки родным и близким. В случае отсутствия фамилии, если ее не могли назвать маленькие дети, личность их устанавливалась по ашхабадским адресам и другими способами. В больницах и госпиталях была установлена телефонная, телеграфная и курьерская связь, которая обеспечила общение больных с родными. Жители тех городов, где размещались госпитали, - Баку, Ташкента, Самарканда и других - старались всем, чем только можно, помочь раненым и медицинскому персоналу. Общественные организации, промышленные предприятия, учреждения, учебные заведения различных городов посылали своих представителей с подарками для больных. У постелей тяжелораненых организовывались дежурства. Их кормили, помогали писать письма, делали все, чтобы облегчить их состояние. В бакинской больнице имени С. Шаумяна ежедневно дежурили в среднем 50 общественниц .

Особенно теплой заботой общественность братских республик окружила прибывших из Ашхабада детей. В гости к ним приходили ученики бакинских и ташкентских школ. Им приносили подарки, игрушки, фрукты, книги, цветы. У больничных коек местные школьники поочередно читали детям книги, играли с ними в различные игры. Пострадавшие от землетрясения в своих письмах писали: "Пережитая нами катастрофа смягчается благодаря участию народов братских республик. В этой чисто отеческой заботе о людях мы видим яркое проявление братской дружбы советских народов, воспитанных великой партией Ленина" . Такие письма поступали в партийные и советские органы, редакции газет и радио разных городов - Баку, Мары, Чарджоу, Ташауза и многих других.

Благодаря быстрой и всесторонней помощи ЦК ВКП(б) и Советского правительства, народов всех братских республик и в первую очередь великого русского народа трудящиеся Ашхабада и окрестных районов уже на первом этапе ликвидации последствий землетрясения смогли создать условия для перехода к решению новых задач. И хотя многим ашхабадцам приходилось еще жить во времянках, в землянках, построенных на скорую руку, они готовились к полному восстановлению своей столицы. Но сразу возник вопрос: как восстанавливать? Ведь строить по-старому было нельзя. Землетрясение забраковало прежние строительные проекты. Новых же, учитывающих сейсмические нормы в 9 - 10 баллов, не было не только в Ашхабаде, но и во всей стране. Начались поиски. Вскоре Ашхабад превратился в своего рода крупнейшую строительную лабораторию. Теперь в СССР и ряде зарубежных стран сейсмическое строительство ведется с учетом разрушительной силы ашхабадского землетрясения.

Без помощи ленинской партии и Советского государства, без дружбы народов СССР разрушенный в октябре 1948 г. Ашхабад не был бы таким, каким он стал ныне. Город-борец, город-труженик, он не только залечил раны, но и вырос, стал краше и благоустроеннее. Сейчас он занимает территорию втрое большую, чем прежде. Если до октября 1948 г. в городе имелось 240 улиц, то теперь их насчитывается 600. Площадь зеленых насаждений увеличилась с 820 до 2 000 гектаров. Общая жилая площадь города составляет сейчас более 2 600 тыс. кв. метров. Огромный размах получило жилищное строительство. Оно ведется в соответствии с требованиями антисейсмической защиты, разрабатываются новые конструкции зданий, используются материалы, способные противостоять подземной стихии.

В зеленом, цветущем городе проживает ныне более 280 тыс. человек. Здесь навсегда покончено с вековым безводьем. В Ашхабад пришла Каракум- река. Большие водохранилища преграждают Черным пескам путь к городу, рядом с районным центром Геок-Тепе строится Копетдагское море, а в самом Ашхабаде бьют фонтаны с пресной водой, освежая накаленный солнцем воздух.

74 "Эдебият ве сунгат" ("Литература и искусство"), Ашхабад, 3.X.1973.

 

Из воспоминаний переживших Ашхабадское землетрясение:

 "Среди ночи – грозный гул, потом грохот и треск, земля задрожала и заколыхалась. Полупроснувшись, подумал: опять война снится и бомбежка! Но эта катастрофа была похуже бомбежки. Поняв, вскочил и выбежал во двор, за спиной рухнул дом. Клубы взметнувшейся пыли, качающиеся деревья и падающие дома были освещены каким-то странным желтоватым светом. Затем наступил мрак и со всех сторон раздались крики, плач; засветилось багряное пламя вспыхнувших пожаров, а земля продолжала временами подрагивать. То тут, то там сыпались кирпичи, падали уцелевшие стены ...Откопали подушку, под ней лицо матери. Она была жива, но ранена, без сознания и уже задыхалась. Подбежал сосед, мы приподняли балку и вытащили мать".

 "Глубокой ночью неожиданно вертикальный удар страшной силы потряс местность. Высоко вверх подскочили даже тяжелые предметы, а через мгновение все пришло в движение. Наша привычная, прочная и неподвижная земля качалась, как палуба корабля в шторм. Что-то качало, толкало, трудно было устоять на ногах. Слышался глухой подземный гул. Погасли ночные огни, зашумела листва, словно порыв ветра пронесся в садах. Густые клубы дыма (пыли) окутали город. Трудно было дышать. Это продолжалось 10–12 секунд. Затем все успокоилось".

 "Все в доме спали. Я кончил работу и просматривал газеты. Толчки начались сразу очень сильные ... Я сразу вскочил со стула, перебежал комнату до противоположной стены, чтобы схватить спящего сына и бежать во двор. Но потолок стал рушиться ... и потому я лег на него – уходить было поздно".

 Вместо прозрачной звездной ночи над Ашхабадом стояла непроницаемая молочно-белая стена, а за ней ужасные стоны, вопли, крики о помощи.

 В кромешной тьме, в плотной завесе пыли случайно спасшиеся, сумевшие выбраться из-под развалин люди, судорожно откапывают своих близких и соседей на ощупь, голыми руками. Местами появляются костры. В их неверном свете нужно оказывать спасенным помощь, но под рукой ничего нет. Те, кого удалось выкопать в первые несколько часов - спасены, остальным не повезло: перед рассветом новый толчок мощностью 7-8 баллов окончательно погребает их под развалинами. Многие выжившие не смогли пережить гибели близких и помешались на время или навсегда.

 Не было электричества нет, телефоны умолкли, радиостанция и телеграф разрушены. Аэродром и железная дорога повреждены и не функционируют. Любая связь внутри города, с ближайшими населенными пунктами и с внешним миром отсутствует. Никто ничего не знает о положении в соседних домах и кварталах. Нет способа подать сигнал бедствия. Люди думают, что началась третья мировая война и на город сброшена американцами атомная бомба.

 В одной из воинских частей на западной окраине города радист сумел включить аварийное освещение, наладил радиосвязь, передал в эфир сообщения о землетрясении. Связь прервалась, но сведения принялТашкент. На аэродроме израненный бортмеханик москвич Ю. Дроздов добрался во тьме до пассажирского самолета ИЛ-12 и через бортовую радиостанцию послал в эфир весть о бедствии. Сигнал приняли связисты Свердловского аэропорта.

 Спустя два часа после события генерал армии И.Е.Петров, командующий Туркестанским военным округом, находясь в Ташкенте, узнает о факте землетрясения, произошедшего в Ашхабаде. Ночью же он посылает в Москву главнокомандующему сухопутными войсками маршалу И.С.Коневу телеграмму: "В ночь с 5 на 6 октября в Ашхабаде произошло сильное землетрясение. Никаких связей с Ашхабадом нет. По отрывочным данным имеются сильные разрушения и жертвы. В 9 час 30 минут местного времени вылетаю самолетом на место происшествия. Подробности донесу".

Утром ЦК КП(б) Туркменистана создает республиканскую комиссию. Включенный в нее генерал И.Е. Петров тут же вызывает воинские части из соседних гарнизонов.

Город оказался беззащитным. Исчезла милиция. Все центральные, районные и местные учреждения уничтожены. Оставшиеся в городе люди – в полной изоляции.

Сохранились стоявшие в легких фанерных гаражах автомашины, в основном грузовики. На них ответственные работники, собравшиеся по собственной инициативе у здания ЦК (в здание заходить боятся), получив указания первого секретаря Ш.Батырова, разъезжаются по городу, благо по многим широким улицам проехать можно – они завалены частично. По распоряжению Республиканской комиссии группа связи выезжает за город, находит место, где телефонная линия не оборвана и при помощи подвесного телефонного аппарата связывается с ближайшим городом (г. Мары), сообщает о ситуации, вызывает помощь.

 Из поврежденного здания тюрьмы выбираются заключенные. Как раз в это время там находились члены двух задержанных бандгрупп. В ближайшем разрушенном отделении милиции они находят оружие, пулемет и, переодевшись в милицейскую форму, отправляются грабить магазины. Начинают с винного отдела гастронома.

 Все лечебные учреждения разрушены, много врачей погибло. Спасшиеся профессора Мединститута Б.Л. Смирнов, Г.А. Бебуришвили, М.И. Мостовой, И.Ф. Березин, В.А. Скавинский и другие на площади Карла Маркса оперативно организуют самодеятельный госпиталь. С помощью младшего медицинского персонала и студентов в развалинах клиники откопали хирургические инструменты и шелк, в развалинах аптеки собрали бинты, йод, вату и спирт, из-под развалин учреждения вытащили канцелярские столы и, составив их по два, начали хирургические операции.

 Из воспоминани медиков: "Наркоза хватило лишь на несколько операций. Остальных пострадавших студенты крепко удерживали руками", "Сотни раздавленных, разорванных людей с такими страшными ранами, каких и на фронте не было", "Когда ноги хирургов начинали скользить в крови, столы переносили на новое место”. Из-за отсутствия необходимых медикаментов врачам приходилось ампутировать руки и ноги, которые можно было спасти в иных условиях, так как раненым грозила гангрена.

 В 8 часов утра по московскому времени, то есть спустя девять часов после катастрофы, сообщение о ней доходит до Правительства СССР.

 Площадь Карла Маркса весь день полна кричащих и стонущих раненых. Ашхабадские медики работают весь день до темноты без перерывов. К вечеру рядом разворачивают полевые госпитали медики из Баку и Ташкента. Ашхабадские врачи отходят от операционных столов и мгновенно засыпают рядом, прямо в развалинах. Операции продолжаются при свете автомобильных фар. Из Москвы вылетает свыше 100 квалифицированных медработников.

 Из прибывших войсковых подразделений организуются патрули. По городу начинают разъезжать первые грузовики с хлебом из военных пекарен.

 Вечером вырвавшиеся на свободу уголовники нападают на банк, используя пулемет, но встречают сопротивление военной охраны. Стрельба с пулеметными очередями длится два часа. Налет удается отбить. На одной из улиц военный патруль, возглавляемый полковником Красной Армии, останавливает группу подозрительных лиц. На требование полковника предъявить документы человек в милицейской форме стреляет в него в упор. Так гибнет сын генерала И.Е. Петрова, командующего Туркестанским военным округом. После этого отдается приказ расстреливать мародеров на месте.

 День второй. Порядок в городе поддерживают военные. Они же восстанавливают связь между главными учреждениями (группами ответственных лиц) внутри города и внешние связи.

 К развернутым присланными медиками на нескольких площадях города пунктам помощи отовсюду несут и везут пострадавших. Военные осуществляют сортировку раненых и очередность оказываемой им помощи. Тяжелораненых отправляют на аэродром. Армейские летчики организуют временный аэродром на летном поле ДОСААФ, за день удается эвакуировать по воздуху почти 1300 тяжелораненых (накануне 470 человек).

 Железная дорога не работает. Но, по счастью, на большей части города не поврежден водопровод, сохранились запасы муки на мелькомбинате. Муку раздают всем желающим. Позже начинают раздавать мясо из запасов рухнувшего мясокомбината.

 Попытки откопать живых и погибших продолжаются в основном силами спасшихся родственников, но уже подключаются и спасательные команды военных. Военные же организуют вывоз части трупов по спискам. Местами действуют отряды самозащиты от мародеров.

 В непрерывном режиме работают 12 хирургических бригад военных врачей и 9 гражданских.

 Руководители ряда предприятий и учреждений собирают уцелевших сотрудников и пытаются организовать коллективные действия по спасению людей и имущества.

 Городская электростанция начинает давать ток. К вечеру включены первые 60 ламп уличного освещения.

На развалинах аптек организуются пять аптечных пунктов.

 На огромных участках кварталов индивидуальной застройки, куда еще не добрались спасательные команды, под развалинами рухнувших домов продолжают задыхаться и гибнуть тысячи людей. Откопав погибших, родственники хоронят их прямо во дворах.

 В газете "Правда" появляется первое официальное (спустя 30 часов) сообщение ТАСС о землетрясении:

 "... произошло землетрясение силой до 9 баллов... в г. Ашхабаде имеются большие разрушения... разрушено большое количество жилых домов. Имеется много человеческих жертв.

 

Из телеграммы, направленной вечером в ЦК ВКП(б): "... определено 6 мест захоронения. На рытье могил работало только военных 1200 человек. За день собрано 5300 трупов и свезено к местам захоронения... 3000 трупов не опознаны..."

 О том, что сила землетрясения достигала 10 баллов, площадь 9-балльной зоны составила 1000 квадратных километров, что городские постройки были разрушены на 98%, а число погибших составляло десятки тысяч, как и о разрушении десятков населенных пунктов вокруг столицы республики, – обо всем этом узнали позже.

 День третий. В городе введен комендантский час и особое положение, город оцепляется войсками. Специальные воинские команды ездят по городу, солдаты в противоипритных костюмах и противогазах откапывают и собирают сложенные вдоль улиц и на площадях трупы. Их свозят ко рвам (братским могилам) около бывшего Сельхозинститута и за городом. Привезенные трупы не успевают хоронить. Трупов в городе так много и запах так ужасен, что по некоторым улицам невозможно идти.

 В жилых кварталах уцелевшие продолжают разборку руин своих бывших жилищ, выносят с развалин кирпичи, балки, доски – любые пригодные для сооружения будущих времянок остатки. Все еще откапывают живых и мертвых.

 По городу ездят машины, с которых раздают продукты и одеяла. Во дворах на кострах и мангалах кое-где уже готовят пищу.

 Облет города ответственными работниками: "Картину более полного разрушения невозможно себе представить". По оценке генерала И.Е. Петрова такое разрушение может возникнуть в результате непрерывного бомбометания 500 бомбардировщиков в течение полугода.

 

Весь день идет эвакуация тяжелораненых по воздуху. За день увозят 2000 пострадавших. Вся дорога от города до аэродрома забита тяжелоранеными. Многие умирают, не дождавшись отправки.

 Восстанавливается движение на железной дороге, осуществляется выезд пострадавших по специальным пропускам.

 Работники почт и телеграфа, бригады оказания помощи располагаются в садах под деревьями и начинают принимать людей. Начинается уличная торговля. У всех важных объектов – военная охрана.

 День пятый. Продолжают прибывать медики для оказания медицинской помощи (в общей сложности задействовано до 1000 человек), полным ходом по железной дороге и по воздуху идет эвакуация тяжело раненых и пострадавших.

 Медработники организуют обеззараживание и обработку возможных очагов инфекции. Вводится санитарный контроль за водными источниками и пищевыми продуктами.

 Трупного запаха почти не чувствуется.

 Работники органов внутренних дел, в основном прибывшие, обходят дворы и методом опроса регистрируют уцелевших и, насколько возможно, погибших.

 Деятельность ряда учреждений осуществляется на открытом воздухе под деревьями.

 Выдаются отпечатанные на машинке талоны на продукты, начинается выдача зарплаты (банк уцелел), открыты "торговые точки".

 Действует временный суд, немедленно рассматривающий дела преступников.

 Спасшиеся и работоспособные начинают из обломков строить на своих участках времянки.

 В газете "Правда" несколько дней подряд публикуются сообщения о помощи населению, пострадавшему от землетрясения в г. Ашхабаде.

 Из союзного бюджета Туркменской ССР выделено 25 млн. рублей, из них 10 млн. для выдачи единовременных пособий особо нуждающимся. Выделены и отправляются десятки тысяч тонн продуктов и товаров. Только за один день из Москвы вылетели 4 самолета с 700 кг крови, 1600 кг продовольствия и необходимыми специалистами. Двадцать самолетов доставляют из Москвы оборудование, аппаратуру и имущество для организации службы связи.

 Основные грузы поступают из соседних республик. Тысячи раненых и детей-сирот эвакуированы в Азербайджан и Узбекистан.

 Седьмые–восьмые сутки. Полным ходом идут организационно-спасательные работы, в пределах города подается электричество, в чрезвычайном режиме действуют службы коммуникации. На разборке завалов действуют до 25 тысяч военнослужащих.

 В Ашхабад прибывает комиссия Академии наук для изучения последствий землетрясения и налаживания работы сейсмической станции. Масштабы разрушений и потерь поражают видавших виды сейсмологов.

 Кинооператор Роман Кармен по поручению И.В. Сталина снимает фильм о погибшем городе, о героизме людей и пришедшей разносторонней помощи. Но кадры так ужасны, что на экраны фильм не выпускают и он остается на 30 лет в архиве. Начинают работать кинопередвижки. Показывают “Молодую гвардию”.

 В "Правде" публикуется большая статья "Изучение землетрясений в Советском Союзе". О самой катастрофе в ней несколько строк: "Большое стихийное бедствие постигло Туркмению – цветущую республику братской семьи народов Советского Союза. Землетрясение унесло много человеческих жизней и разрушило большую часть зданий столицы республики..." Заканчивается статья уверенностью в том, что "развитие сейсмологии... позволит в будущем предупреждать о приближении землетрясений".

 Выходит второе Постановление Совета Министров СССР об оказании помощи пострадавшим. Она действительно идет с разных сторон. В город прибыло до 4 тыс. вагонов с продуктами и товарами первой необходимости.

 Начинается массовый отъезд населения из лежащего в развалинах города.

 Одиннадцатые сутки. В городе начинают выходить газеты. В них – массовые примеры героизма, самоотдачи, взаимопомощи, обязательства и рапорты.

 Доходит дело и до окрестных районов: Совет Министров СССР принимает постановление "Об оказании неотложной помощи колхозам и населению Ашхабадского и Геок-Тепинского районов"... До того помощь шла только в столицу республики. По железной дороге в Ашхабад идет около 100 поездов с грузами срочной помощи.

 Сейсмическая комиссия Академии наук СССР созывает совещание с предложениями по координации проводимых разными организациями обследований. Через три дня начинает работу Ашхабадская сейсмическая станция. Важнейшие сейсмические события позади. Комиссия выезжает для обследования окрестностей.

 Пятнадцатые– двадцать пятые сутки. Наступают холода. Жилья нет. Слухи о возможных новых толчках. Люди покидают город (по железной дороге – 13 тысяч человек).

 Только бойцами Туркестанского военного округа захоронено 14 487 трупов. По докладу командующего, "откопано из-под развалин живых людей 3350; собрано и перевезено раненых в пункты медпомощи и эвакуировано – 7340 человек. Откопано материальных ценностей на сумму свыше 300 млн. руб." Гораздо позднее станет известно, что потери имущества достигали 200 млрд. рублей.

 Армейские части вместе с остающимися трудоспособными жителями расчищают завалы, строят времянки, первоочередные объекты жизнеобеспечения.

 8 ноября под заголовком "Салют Ашхабада" сообщается о всеобщем праздновании в городе годовщины Великой Октябрьской социалистической революции...

  Вспоминает Б.Г. Рулев в 1998 году: "Мы работали тогда на сейсмостанции в пос. Ванновском у Фирюзы. Ашхабад к этому времени был отстроен одноэтажными домиками. Проезжая 6 октября на машине мимо холмов за городом услышали ужасный плач и стенания, доносившиеся со стороны темной массы людей вдали от дороги. Это было кладбище жертв Ашхабадской катастрофы. Никогда больше в жизни я не слышал такого раздирающего душу плача".

Изучением последствий землетрясения занималась специальная сейсмическая экспедиция Академии наук СССР, а также филиалы Академий наук республик и государственных учреждений СССР. Результаты исследований изложены в научных отчетах и докладах правительству СССР.

Основные причины материального ущерба и человеческих потерь были установлены Правительственной комиссией СССР (Каррыев, 1992). Спустя много лет стали понятны причины катастрофы. Они сводятся к следующему.

1. При образовании города в 1881 году сейсмический фактор не был принят во внимание. На то время в Российской империи специальных исследований сейсмичности не проводилось, а сведений о происходивших здесь сильных землетрясениях не было. Отсутствовали они и в советский период, пока Г. П. Горшков в 1947 году не опубликовал собранные им сведения.

2. Ошибки в определении сейсмической опасности территории города. Первые оценки сейсмической опасности территории республики сделаны по немногочисленным данным о сильных землетрясениях Ирана и Туркменистана. Соответственно сейсмостойкие нормы были занижены на два-три балла. Иными словами, поскольку для оценки силы сотрясений используется логарифмическая шкала, воздействия на которые были рассчитана основная масса построенных к 1948 году зданий, оказались более чем в сто раз меньше тех, которые реально ударили по Ашхабаду.

3. При застройке территории города не учитывались инженерные свойства грунтов, гидрологические условия местности и расположение основных тектонических сейсмогенерирующих структур по отношению к застраиваемой территории.

4. Этап интенсивного развития города пришелся на время территориального размежевания в Центральной Азии, когда Ашхабад стал столицей новой республики в 1925 году. Это привело к тому что территория города начала интенсивно застраиваться и уже в 1938 году было введено в использование 4,5 тыс. кв. м жилой площади, а два года спустя 42,6 тысяч. При этом, до 1934 года здания в Ашхабаде строились без учёта сейсмической опасности и только затем по нормам антисейсмического строительства. Однако если средняя интенсивность возможных сотрясений принималась в 1940 году в VIII баллов, то в 1943 году она была снижена до VII баллов.

5. После начала Великой Отечественной войны в Ашхабад передислоцировались различные учреждения Советского Союза, Город был переполнен, средства на его содержание не хватало, а гражданское и промышленной строительство велось в небольших объемах. В военный период и до 1948 года реконструкция города не проводилась, поскольку основные фонды и средства направлялись на восстановление разрушенных войной городов на западе СССР. Жилищный фонд своевременно не ремонтировался, и в городе было много аварийных зданий.

6. Из-за отсутствия местных источников качественных строительных материалов — металла, древесины, глин и других, использовались местные материалы — песок и глины плохого качества на проверку оказавшихся не сейсмостойкими. Технология строительства из железобетона только начинала применяться, зданий из армированного железобетона в городе было мало. Большую часть жилищного фонда Ашхабада составляли одноэтажные дома с плоской глиняной крышей из сырцового кирпича. Данная группа зданий вообще не сейсмостойка. Отсутствие кровельных материалов приводило к тому, что крыши зданий периодически смазывались глиной для повышения их водонепроницаемости. За годы на крыше скапливался слой глины до полуметра толщиной, и обвал здания в большинстве случаев приводил к гибели людей.

7. Здания из жженого кирпича, из-за отсутствия монолитности кладки и раствора плохого качества в основной массе оказалось не сейсмостойким. Монолитность достигается системой правильной перевязки кирпичей в кладке и прочностью сцепления раствора с кирпичом. Реально, специфические климатические условия — высокая температура и низкая влажность воздуха, образование на контактной поверхности замоченного кирпича солевых отложений из-за засоленности местных кирпичных глин, не позволяли добиться хорошего сцепления кирпича с раствором. Ослабление прочности происходило и из-за употребления в растворе мелких, барханных песков.

Ашхабадская катастрофа стимулировала постановку сейсмических исследований в различных регионах Советского Союза. С 1960-х годов прошлого века в районе Гармского (1941 год) и Хаитского землетрясений (1949 год) Институтом физики Земли имени О. Ю. Шмидта АН СССР начали проводиться крупномасштабные исследования предвестников и опробоваться методы прогноза землетрясений. Были собраны уникальные научные данные и положено начало многолетним наблюдениям за геофизическим состоянием недр Земли, которые в начале 1990-х годов были прекращены из-за начавшейся в Таджикистане гражданской войны. Особое место Ашхабадская катастрофа занимает в истории советской сейсмологии ещё и потому, что это был первый опыт комплексного изучения её причин — от геологических и исторических изысканий до инженерного анализа характера разрушений. Стало ясно, что сильные землетрясения в этом месте происходят не случайно. В прошлом они происходили достаточно часто и, по крайней мере, они возникали здесь трижды. Сильным землетрясением была разрушена столица Парфянского государства город-крепость Ниса, развалины которой расположены вблизи от Ашхабада.

Ашхабадское землетрясение сопровождалось возникновением различных явлений в природе. Большая часть сведений — это воспоминания очевидцев катастрофы, другие данные получены в результате анализа материалов по различным видам наблюдений, выполнявшихся в период подготовки и возникновения землетрясения. Рядом исследователей ретроспективно были выявлены многочисленные предвестники землетрясения 1948 года.

Город Ашхабад после землетрясения

Тотальное разрушение города, массовая гибель людей зачастую целыми семьями, необходимость принятия оперативных санитарных мер и тоталитарный режим секретности в бывшем СССР привели к тому, что сегодня существуют противоречивые мнения о количестве жертв землетрясения — от десятков до сотен тысяч. Однако нет сомнений в том, что число жителей города и количество пострадавших руководству страны было известно точно, хотя бы потому, что перед землетрясением в Ашхабаде были отменены введённые с началом Великой Отечественной войны продуктовые карточки. Без них не мог бы выжить в СССР ни один человек, поскольку продовольствие отпускалось нормировано на каждого члена семьи с учётом его возраста и трудовой занятости.

К области вымыслов можно отнести предположение адмирала Эллис М. Захария, бывшего заместителя начальника Управления военно-морской разведки США, прозвучавшее дважды (12.12.1948 и 26.09.1949) в радио-шоу «Секретные Миссии» (Secret Missions) о том, что причиной Ашхабадского землетрясения 1948 года могло стать первое испытание советской атомной бомбы (Каррыев, 1992).

Точному представлению о численности способствовала паспортная система СССР, которая была введена в 1932 году.

Жёсткий партийный контроль снабжения населения продовольствием основывался на регулярной передаче руководству, как республики, так и страной данных о продовольственных запасах, трудовых и материальных ресурсах. Помимо всего прочего, на точное представление о положении в пострадавшем городе уже спустя 12 часов указывают телеграммы военного командования в центр с регулярными рапортами о проделанной работе и ситуации в Ашхабаде.

После образования в 1881 году численность города непрерывно росла: 1881 год — 1200 человек; 1891 — 17183; 1903 — 36286; 1915 — 45000; 1939 — 126000 человек. Причем, быстрый рост численности в 1920-30-х годах связан с тем, что Ашхабад (Полторацк) стал административным центром образованной в 1924 году Туркменской советской республики. На начало 1948 года гражданское население города без пригорода составило 115673 человек, а к середине года около 117 тысяч или с военнослужащими 132 тысячи человек.

Наибольшее количество русских (около 2/3 всех русских республики) проживало на тот момент в столице страны — где на протяжении советского периода русские составляли основу населения, занятого в промышленном производстве республики. По этой причине более половины погибших по национальности были русскими.

После землетрясения по данным Статуправления Ашхабада на 28 ноября 1948 года (Кадыров Ш., 1990) общая численность населения города составила 66739 человек (включая 3303 человек прибывших после землетрясения), то есть почти половину от цифры на начало года. Для пострадавших была выделена сумма денежных пособий в размере 6 миллионов рублей. С 22 октября их начал выдавать городской совет. Необходимо учесть, что к этому моменту, были эвакуированы все тяжелораненые (около 10 тысяч), а самостоятельно покинули город примерно 23 тысячи человек.

При оценке потерь необходимо учитывать и тот факт, что значительная часть эвакуированных в военные годы людей к 1948 году покинула Ашхабад. Также и то, что в военные годы из Ашхабада на фронт были направлены почти все достигшие 18 лет мужчины (в городе не было особой значимости оборонной промышленности для освобождения от фронта) и большая часть из них не вернулась с войны.

Таким образом, возможное число погибших непосредственно в Ашхабаде было огромным — 36-37 тысяч человек, то есть погиб почти каждый третий житель города. Отметим, что факт значительного превышения числа погибших над тяжелоранеными достаточно нетипичен для природных катастроф. Подобное могло произойти в том случае, если основная масса зданий строилась без учёта сейсмической опасности, а строительные материалы были плохого качества (некачественный цемент, кирпич сырец и так далее). При землетрясении это приводит не к повреждению конструкции здания, а к его обвальному обрушению. Образуются плотные завалы, в которых у попавших в них людей нет шансов на спасение. Отпущенное на их спасение время исчисляется минутами и очень редко часами. Подобное происходило при землетрясении в узбекском Андижане (1906 год), где число тяжелораненых значительно уступало количеству погибших, в иранском Баме и других. Как и в Ашхабаде, люди жили в домах, сложенных из саманных кирпичей с тяжёлыми глиняными крышами. При обрушении такие постройки не образуют свободных пространств, и уцелевшие люди быстро задыхаются от пыли и недостатка воздуха.

До землетрясения Ашхабад занимал площадь около 5000 га, на которой находилось более 9400 жилых строений. Из них частный сектор составлял 6719 домов с жилой площадью 268 тысяч м², коммунальный 2123 домов площадью 172 тысяч м², фонд организаций 862 здания площадью 118 тысяч м².

Здания представляли собой в основном одноэтажные строения. 2-3-х этажных зданий насчитывалось 227. В городе было 240 улиц. Общая площадь зелёных насаждений составляла 819 гектар, а протяженность линий водоснабжения 117 км. В городе было 15 больниц, 19 поликлиник, 5 родильных домов, 28 яслей, 23 школы (более 15 тысяч учащихся), 16 техникумов, сельскохозяйственный, педагогический, учительский и медицинский институты. С 1941 года в Ашхабаде функционировал Туркменский филиал АН СССР из пяти научно-исследовательских институтов.

Прямой ущерб от землетрясения включал: разрушение жилого, промышленного, административного фондов; гибель и повреждение промышленного оборудования; уничтожение личной и частной собственности граждан; гибель культурных, научных, архивных фондов; снижение или прекращение материального производства; затраты на спасательные, расчистные и восстановительные работы. Косвенный ущерб определился влиянием землетрясения на экономическую, демографическую и культурную ситуацию в республике.

Основной фонд жилых и производственных строений был полностью разрушен или приведён в аварийное состояние. Пострадало более 200 предприятий, а под завалами оказалось сырьё, товары и промышленное оборудование стоимостью более 600 миллионов рублей. О масштабах материального ущерба можно судить по выделению финансовых средств, отпущенных на восстановление города.

Почти 100% жилых одноэтажных зданий из сырцового кирпича обвалилось и разрушилось. Около 95% всех одноэтажных зданий со стенами из обожжённого кирпича разрушено, оставшаяся часть была непоправимо повреждена. Около 85% двухэтажных зданий из обожжённого кирпича с элементами сейсмостойкости были разрушены и повреждены. В городе единицами насчитывались здания, пригодные к эксплуатации и то только после капитального ремонта. Потери населения были огромны и составили около 40% от всех проживавших в городе.

К 1948 году на долю Ашхабада приходилось почти 50% промышленной продукции, выпускаемой в республике. Промышленность города в 1941—1944 годах произвела продукции на 117 миллионов рублей. Это было на 5 миллионов рублей больше, чем за все предыдущие 13 лет. В 1949 году Постановлением Совета Министров СССР от 6 февраля только на этот год объём капитальных работ по восстановлению Ашхабада был определён в сумме 316,9 миллионов рублей. Эта сумма составила 138 % от всего промышленного производства Ашхабада с 1928 по 1944 годы, и пятикратно превысила средний годовой объём по республике.

Основные причины материального ущерба и человеческих потерь были установлены Правительственной комиссией СССР (Каррыев, 1992). Спустя много лет стали понятны причины катастрофы. Они сводятся к следующему.

1. При образовании города в 1881 году сейсмический фактор не был принят во внимание. На то время в Российской империи специальных исследований сейсмичности не проводилось, а сведений о происходивших здесь сильных землетрясениях не было. Отсутствовали они и в советский период, пока Г. П. Горшков в 1947 году не опубликовал собранные им сведения.

2. Ошибки в определении сейсмической опасности территории города. Первые оценки сейсмической опасности территории республики сделаны по немногочисленным данным о сильных землетрясениях Ирана и Туркменистана. Соответственно сейсмостойкие нормы были занижены на два-три балла. Иными словами, поскольку для оценки силы сотрясений используется логарифмическая шкала, воздействия на которые были рассчитана основная масса построенных к 1948 году зданий, оказались более чем в сто раз меньше тех, которые реально ударили по Ашхабаду.

3. При застройке территории города не учитывались инженерные свойства грунтов, гидрологические условия местности и расположение основных тектонических сейсмогенерирующих структур по отношению к застраиваемой территории.

4. Этап интенсивного развития города пришелся на время территориального размежевания в Центральной Азии, когда Ашхабад стал столицей новой республики в 1925 году. Это привело к тому что территория города начала интенсивно застраиваться и уже в 1938 году было введено в использование 4,5 тыс. кв. м жилой площади, а два года спустя 42,6 тысяч. При этом, до 1934 года здания в Ашхабаде строились без учёта сейсмической опасности и только затем по нормам антисейсмического строительства. Однако если средняя интенсивность возможных сотрясений принималась в 1940 году в VIII баллов, то в 1943 году она была снижена до VII баллов.

5. После начала Великой Отечественной войны в Ашхабад передислоцировались различные учреждения Советского Союза, Город был переполнен, средства на его содержание не хватало, а гражданское и промышленной строительство велось в небольших объемах. В военный период и до 1948 года реконструкция города не проводилась, поскольку основные фонды и средства направлялись на восстановление разрушенных войной городов на западе СССР. Жилищный фонд своевременно не ремонтировался, и в городе было много аварийных зданий.

6. Из-за отсутствия местных источников качественных строительных материалов — металла, древесины, глин и других, использовались местные материалы — песок и глины плохого качества на проверку оказавшихся не сейсмостойкими. Технология строительства из железобетона только начинала применяться, зданий из армированного железобетона в городе было мало. Большую часть жилищного фонда Ашхабада составляли одноэтажные дома с плоской глиняной крышей из сырцового кирпича. Данная группа зданий вообще не сейсмостойка. Отсутствие кровельных материалов приводило к тому, что крыши зданий периодически смазывались глиной для повышения их водонепроницаемости. За годы на крыше скапливался слой глины до полуметра толщиной, и обвал здания в большинстве случаев приводил к гибели людей.

7. Здания из жженого кирпича, из-за отсутствия монолитности кладки и раствора плохого качества в основной массе оказалось не сейсмостойким. Монолитность достигается системой правильной перевязки кирпичей в кладке и прочностью сцепления раствора с кирпичом. Реально, специфические климатические условия — высокая температура и низкая влажность воздуха, образование на контактной поверхности замоченного кирпича солевых отложений из-за засоленности местных кирпичных глин, не позволяли добиться хорошего сцепления кирпича с раствором. Ослабление прочности происходило и из-за употребления в растворе мелких, барханных песков.

 

Мемориал Памяти погибших в землетрясении 1948 года  

Мемориал Памяти погибших в землетрясении 1948 года находится в селе Кипчак недалеко от Ашхабада. Мемориальный комплекс посвящен погибшим и выжившим людям в сильном землетрясении 1948 года, которое полностью разрушило город Ашхабад и унесло жизни более половины населения города. Он был возведен по инициативе первого президента страны Сапармурата Ниязова. Мемориальный ансамбль выражает не только скорбь об утраченном, но и силу духа ашхабадцев, и возрождение города из руин.

Мемориальный ансамбль в селе Кипчак был возведен в 1997 году на собственные средства бывшего президента страны Сапармурата Ниязова.Это место выбрано неслучайно, так как, это родовое село главы страны. Ранее этот комплекс носил имя Гурбансолтан-эдже, в честь матери президента, погибшей в землетрясении, а позже переименован в Мемориал Памяти погибшим во время землетрясения 1948 года. Внизу мемориала находится экспозиция, посвященная землетрясению 1948 года.

На территории мемориала установлены монументы и скульптуры скорбящих людей, а главным из них стала скульптура женщины, с двумя маленькими детьми, которая защищает их от падающих каменных глыб. Эта скульптура воплощает Гурбансолтан-эдже и ее двух сыновей, которые также погибли во время трагедии. За фигурой женщины возвышается тутовое дерево - символ жизни и возрождения. Скульптура, изготовленная из бронзы, установлена на высоком пьедестале. Мемориальный ансамбль украшен зеленью, мраморными колоннами, фонтанами.

ШКОЛА ДУХАТАНКИ ПОБЕДЫМЕТАЛЛ ОТЕЧЕСТВА программаПРОМЫШЛЕННЫЙ КОДЕКС Законодательная программаЗАКОН О ПРОТЕКЦИОНИЗМЕ       Г Е Р О Й        Социально-законодательная программа КРЫЛЬЯ РОДИНЫ программаДАНИИЛ ЩЕНЯ  мемориальная  программаДАНИИЛ ЩЕНЯ мемориальная программа Мемориальная программа ПосошковЦЕРЕМОНИАЛЬНЫЙ КОДЕКСМеморильная  Программа  Генерал Калитин    БОГОМЯКОВ     программа    БОГОМЯКОВ     программа ОПОРА РОССИИИЗБОР Программа  продвижения писателей  Изборского клубаБ А Ж О В научная программаБ А Ж О В научная программа Закон об образованииДЕЛАЙ КАК Я Программа социальных проектовДЕЛАЙ КАК Я  фотоУРАЛЬСКИЙ ПРОМАРТ Коллекционная программа Галереи ПеревозчиковаУРАЛЬСКИЙ ПРОМАРТ фотоЗАКОН О МЕЦЕНАТСТВЕ Дискуссионно-законодательная программаКУЗНЕЦОВ мемориальная программаЗАКОН ОБ ЭСТЕТИЧЕСКОМ ПРОИЗВОДСТВЕСУФИЙСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯУРАЛЬСКАЯ КИНОСТУДИЯ ГЕРАСИМОВА        проект       УРАЛЬСКАЯ КИНОСТУДИЯ ГЕРАСИМОВА       проект       ОТЕЧЕСТВЕННАЯ РЕЙТИНГОВАЯ СИСТЕМА научно-практическая программаЗАКОН О ЛОББИЗМЕ Дискуссионно-законодательная программаПЕНИТЕНЦИАРНЫЙ КОДЕКС ФЕДЕРАЛЬНАЯ ПОЛИТИЧЕСКАЯ КОРПОРАЦИЯ проектМУНИЦИПАЛЬНЫЙ КОДЕКС      программа     ИНСТИТУТ ГОРОДА программаИНСТИТУТ ГОРОДА КАСЛИДИНАСТИЧЕСКИЙ КОДЕКСМультвоспитание программаЮВЕНАЛЬНЫЕ ДИСКУССИИ И СЕМЕЙНЫЙ КОДЕКС РФАРКАИМ программаСТРУКТУРИРОВАНИЕ ХАРТЛЕНДА


НЕДРЕМЛЮЩАЯ ИСТОРИЯ
Пороги

ОПОРНЫЙ КРАЙ

УРАЛЬСКАЯ ЗЕМЛЯ
И ЕЁ ЛЮДИ
АКАДЕМИК КОСТИНА

УРАЛ ПАМЯТНЫЙ
ГАНИНА ЯМА
ГАНИНА ЯМА

ЦВЕТА СВЕТА

ЗНАКИ ДЕРЖАВЫ
Москва-Сити

Мир глазами уральских художников

ЭЛИТА УРАЛА
Рогозин-Разбойников

В МИРЕ ИСКУССТВА